LingvoDA
Ассоциация лексикографов Lingvo
О нас

 Об ассоциации
 Сотрудничество

Словари

 Скачать
 Как подключить
 Как создать
 Как разместить
 Конкурс
 Copyrights...

Страничка Переводчика

 Наш словарь
 Заметки о переводе
 Мосты, Bridging the
    communication gap

 Участники проекта

Форумы

Полезные ссылки

ABBYY Lingvo x3

Поиск Главная страница Отправить письмо
Владимир Емельяненко, журнал Профиль

Язык до коррупции довел

"Профиль" публикует фрагменты словаря терминов современной российской коррупции. Его составитель, доктор юридических наук, член подкомиссии Общественной палаты по проблемам коррупции (2006—2007) Петр СКОБЛИКОВ, рассказал нашему корреспонденту о том, как словарь появился и почему он будет расти в объеме.

— Петр Александрович, как у вас родилась идея составить такой словарь?

— Вопросы борьбы с коррупцией давно стали объектом моих научных интересов. Как-то я обратил внимание на то, что и обычные люди, и представители закона не всегда правильно понимают, а порой и не понимают специфические коррупционные выражения. Так, представления об "откатах", "теневой юстиции", "крыше" есть у многих, но они размыты и неоднозначны. Другие выражения, к примеру "заслать долян", "пилинг" и т. п., известны далеко не всем. И я стал задумываться о подготовке столь необычного словарь. На первом этапе предстояло составить словник, то есть реестр соответствующих слов и выражений. Затем надо было каждому термину дать определение, по возможности краткое — но емкое, доступное — но точное, выражающее суть.

— Где вы искали терминологию и как выясняли точное значение обнаруженных терминов?

— Что-то невольно осело в памяти за предыдущие годы, когда изучал различные аспекты коррупции. Но это лишь исходная точка. Я интервьюировал десятки экспертов, в их роли выступили опытные сотрудники правоохранительных органов: из подразделений по борьбе с экономической преступностью, организованной преступностью, собственной безопасности и др.; параллельно были опрошены предприниматели, сотрудники экономической безопасности и юристы коммерческих структур. Причем все это происходило на условиях анонимности (приведенные для иллюстрации словаря примеры почерпнуты оттуда)! Также проводился мониторинг СМИ и интернет-ресурсов, анализ криминологической и иной специальной литературы.

— То есть фактически вы провели научное исследование?

— Наверное, да. И по ряду причин хотелось бы, чтобы оно было не только достоянием профессионалов. Прежде всего потому, что проблема коррупции так или иначе затрагивает каждого гражданина. Когда обсуждают коррупцию, часто впадают в две крайности: или говорят очень общо, или обсуждают конкретные, причем не самые показательные, примеры.

А словарь вскрывает новый пласт информации об этом предмете, показывает коррупционные отношения, их схемы, механизмы, помогает понять причины и условия возникновения и существования.

— Много ли нового удалось вам открыть лично для себя?

— Немало. Особенно интересно то, что по мере накопления материала все больше проступает его системность. Выявленные понятия носят где-то зеркальный, а где-то полярный характер, дополняют или развивают друг друга. Я даже стал подозревать, что на каком-то этапе работы можно определить закономерности, подобно таблице Менделеева, и спрогнозировать существование еще не обнаруженных (широко не известных) терминов и понятий или их появление в ближайшем будущем.

Вот, кстати, уже не первый год в преддверии 8 Марта в ряде коммерческих структур ведется серьезная активная работа по составлению, согласованию перечня и приобретению подарков, которые будут занесены, завезены в налоговые и иные государственные органы: цветы и конфеты, шампанское, дорогая косметика и парфюм, офисные принадлежности и др. Делаются запросы, составляются таблицы, учитывается иерархия одаряемых… Однако женский праздник — лишь повод, а причина — обеспечение лояльности контролирующих органов. Мне не удалось выявить специфическую терминологию, которая отражает эти процессы, но уверен, где-то она уже родилась либо появится в ближайшем будущем.

— Большой материал вам удалось собрать?

— Он примерно в два раза больше того объема, который публикуется в журнале. И продолжает накапливаться.

— То есть словарь может разрастись дальше?

— Безусловно, резервы есть. Коррупция не представляет собой однородное явление. Прежде всего надо различать коррупцию в госсекторе и частном секторе: подкупают ведь не только чиновников, но и служащих коммерческих организаций. Но если, в свою очередь, рассматривать каждый из этих секторов более детально, там есть вполне автономные области. Например, коррупция в здравоохранении и коррупция в системе образования, коррупция в правоохранительных и коррупция в судебных органах и т. д. Или — обратимся к частному сектору — коррупция в строительстве и торговле… Поэтому есть некие общие коррупционные понятия и термины, но есть и особенные, имеющие ограниченное хождение. Значит, в перспективе словарь может обзавестись соответствующими разделами.

— Собираетесь продолжать работу? — Хотелось бы. Но вряд ли эта работа, если заниматься ею основательно, по силам одному исследователю. Так что приглашаю своих коллег (да и иных небезразличных людей) присоединиться. Кроме того, я уверен, что к данной теме не останутся равнодушными читатели "Профиля" и редакция получит от них традиционные и электронные письма с дополнениями и уточнениями словаря, с иллюстрирующими примерами. Так совместными усилиями мы вполне можем создать книгу. Пусть и небольшую, но очень информативную.

 

Обсудить статью в форуме

 
НА ПРАВАХ РЕКЛАМЫ
устный перевод    технический перевод    перевод сайтов    Англо-русский словарь    Словарь