LingvoDA
Ассоциация лексикографов Lingvo
О нас

 Об ассоциации
 Сотрудничество

Словари

 Скачать
 Как подключить
 Как создать
 Как разместить
 Конкурс
 Copyrights...

Страничка Переводчика

 Наш словарь
 Заметки о переводе
 Мосты, Bridging the
    communication gap

 Участники проекта

Форумы

Полезные ссылки

Отправить письмо Главная страница Поиск
Добро пожаловать в форум, Guest     Войти |  Регистрация | В избранное | Подписаться

Все форумы / Обсуждаем статьи о языке и переводе
Сообщение
[0]  Элизабет Маркштайн. Постмодернистская концепция перевода      [new]
Admin 21 янв 03, 16:10    Ответить | Ответить с цитированием

Обсуждение статьи Элизабет Маркштайн "Постмодернистская концепция перевода (с вопросительным знаком или без него)."


[1]  Ответ Инны Бернштейн      [new]
Публикация Редакции 4 фев 03, 22:21    Ответить | Ответить с цитированием

В том же номере журнала был опубликован ответ Инны Бернштейн:

Концепция с вопросительным знаком.

"Я думаю, что никакого постмодернизма в современном переводе нет и непохоже, чтобы он появился. Понятно, что постмодернистские - и вообще странные, остраненные - тексты приходится так или иначе переводить в их манере. И совершенно, мне кажется, прав коллега П.Грушко, говоря о «естественной неестественности», которая ему понадобилась для перевода некоего экзотического текста. Аналогичные задачи стояли, по-видимому, перед Бубером -Розенцвейгом, а также перед К.Логачевым. Впрочем, обсуждать переводы сакральных текстов я не готова.
На мой взгляд, на самом деле речь так или иначе опять идет не о постмодернизме, а все о той же извечной контроверзе между переводом «буквальным» и «свободным». Всегдашние терзания: сделаешь «как в подлиннике» - получится невыразительная и невразумительная словесность; пустишься живописать во все тяжкие - утратишь верность; чужие пейзажи, обстоятельства, жесты, поступки, оценки, отношения и проч. начнут заменяться своими, знакомыми, и от оригинала ничего не останется, одна всем обрыдлая развесистая клюква. Истина же, не идеальная, а рабочая, помещается где-нибудь в этом поле натяжения между крайностями. Ведь противоречия, как нам известно от ученых людей, изнутри в принципе неразрешимы. Их можно снимать только утверждениями следующего, более высокого, порядка. В нашем деле огромную роль играет фактор времени, состояния культуры, степень развития конкретных литератур и языков, уровень их близости. Сначала свое дело делают буквалисты - они дают зеркальное воспроизведение текстов, калькируют фразеологию и лексику, - за что им низкий поклон. Но художественных произведений они при этом не создают. И не только художественных. Не знаю, пробует ли сегодня кто-то читать в переводе на русский, например, немецких философов-идеалистов, которыми столь увлекался такой властитель дум, как В.Белинский. Они просто не поддаются прочтению: термины неточны, высказывания нечетки; только зная немецкий язык (в отличие от Белинского), можно докопаться до смысла. Вот буквализм в первозданном виде (хотя на самом деле не так все просто: значения слов, тем более абстрактных, в русском с тех пор сдвинулись, перекристаллизовались).
А потом вступают в дело «художники» и хватают за душу. Но со временем начинают брать на себя слишком много, перегибают палку, после чего маятник устремляется в обратную сторону.
Который раз уж это происходит в одной России, и только за последние 300 лет. А еще Цицерон испытывал такие же терзания. Мне лично на сегодняшний день, при сегодняшнем положении маятника, представляется, что серый, буквальный, дословный перевод - это удел компьютера (пусть такой перевод и осуществляется иной раз человеком). А художественный перевод - акт личного творчества. Но при этом требуется железная узда постоянного сопоставления с оригиналом. Очень многие одиозные глупости «свободного» перевода под лозунгом «Я так вижу» проистекают из недостаточного понимания оригинала или пренебрежения оным.
Если обратиться к переводу стихотворения Т.Хьюза «Crow», выполненному А.Парщиковым и приводимому Э.Маркштайн в качестве иллюстрации постмодернистского обнажения приема, то, по моему разумению, никакого обнажения приема в нем нет. Слово «nevermore» как цитата из По после классического перевода М.Зенкевича вошло в арсенал русской поэзии, гуляет из стихотворения в стихотворение. Парщиков использует не собственно английское слово, а как бы цитирует выражение, взятое из русских стихов. Ну, а что до латиницы, то - да, наш нынешний читатель настолько близко соприкоснулся с мировой культурой, что научился читать некоторые ярлыки и «лейблы», авось разберет и этот. Кстати, в цитируемом стихотворении действительно есть один конструктивный, главный прием, организующий весь текст. Переводчик его не только не обнажил, но и вообще не сделал попытки воспроизвести - не понял? не осознал? не оценил? Я имею в виду библейский повтор who begat... - сравн. : «Abraham begat Isaac...», по-русски «Авраам родил Исаака...» (из первой главы первого Евангелия, от Матфея). В таком контексте приобретает горестно-издевательский смысл и слово «ворона» (crow).
Так что приводимый пример постмодернистского перевода при ближайшем рассмотрении оказывается скорее переводом просто несостоявшимся.
И наконец, по поводу книги Т.Михайловой и В.Руднева «Winnie-Пух». Я немного знакома с этой попыткой «аналитического» перевода и нахожу, что она не представляет интереса, так как именно переводом как раз и не является. Допускаю, что ее можно использовать в инструктивных целях - помнится, был когда-то в ходу у педагогов такой стишок:
У обезьянки a Monkey
была подружка
a Frog лягушка
и так далее;
дети недурно запоминали названия животных, заодно получая первые представления о неопределенном артикле. Но литературой такие тексты не являются. И перевода книжки про Винни-Пуха у Михайловой и Руднева нет. Расчет же на то, что юный читатель, благодаря младенческой своей восприимчивости, усвоит, к примеру, глагол «бонсировать», а потом, уча английский, радостно узнает его в слове bounce (которое, кстати сказать, произносится как [bauns]), кажется мне со всякой точки зрения неубедительным. Игра? Действительно, продается детское лото, составленное по знакомым сказкам, можно и по «Винни-Пуху» сделать такое, покупатели найдутся - но только потому, что знают книгу и фильм.
Хотя, конечно, попробовать сделать новый перевод книжки Милна, более точный по интонации и вообще другой, не-Заходеровский, - заманчивая задача..."


[1]  Ход маятника      [new]
Николь 4 фев 03, 22:22    Ответить | Ответить с цитированием

Элизабета Маркштайн, в отличие от Руднева, хотя бы описывает приемы т.наз. аналитического перевода - широкое использование кальки и грамматических конструкций исходного языка + широкий расчет на общий культурный и интеллектуальный кругозор читателя, не заигрывать с ними, а говорить на равных.
Метод ведения диалога "читатель - переводчик" можно и изменить, но слова "синтез" нельзя избежать. В любом случае переводчик пытается синтезировать, материализовать нечто новое, чего нет (увы!) даже в исходном языке. Лжет первое же переведенное слово. Если так рассуждать, лжет уже сам автор языка оригинала, едва взявшись за перо, ибо "мысль изреченная есть ложь". Так, может, вовсе не переводить, а взяться за поголовное обучение населения иностранному языку?!
Все эти рассуждения о том, как переводить - максимально имитируя или отчуждась - вполне созвучны тенденциям, имеющим место быть в живописи (мне почему-то эта ассоциация ближе всего). Там уже произошел откат от реализма и натурализма в сторону формального расчленения эстетического объекта на линии и цветовые пятна отдельно и на эстетическое впечатление отдельно. Все завершилось "Черным квадратом".
Что станет "черным квадратом" искусства перевода? После какой версии перевода уже станет невозможно утверждать, что аналитический перевод лучше синтетического? Очень бы хотелось такой текст почитать. И сравнть его с оригиналом.
От попыток на плоской стене воссоздать трехмерную реальность при помощи оптических эффектов и перспективы в живописи уже отказались. Но как только форма и образ максимально отделились друг от друга, все заговорили о смерти живописи.
Утверждать, что при переводе надо не ткать новую реальность из языка назначения, пытаться передать аромат чужого языка - это значит ломиться в открытую дверь. Это и так ясно. Но не при помощи же калькирования и неуклюже звучащих чужих грамматических конструкций, прости Господи! Инна, наверное, маятник все-таки еще не завершил свой ход.
В общем, всем этим я хочу сказать, что так называемый "аналитический" перевод существовать не может, ибо перевод - это, как ни крути, все-таки "синтез".
Вот теперь интересно будет задаться вопросом - перевод как искусство и ремесло - смертно?


[2]  Re: Элизабет Маркштайн. Постмодернистская концепция перевода      [new]
ёjik 5 май 09, 01:02    Ответить | Ответить с цитированием

Николь, полностью с Вами согласен.

В комментарии Вы упомнили о том, что интересно было бы посмотреть на такой аналитический перевод, после которого уже невозможно будет утверждать, что он лучше синтетического. На мой взгляд, таким "предельным" переводом является работа начинающего переводчика, когда его родным языком является язык оригинала. То есть когда, к примеру, "Винни-Пуха" пытается перевести на русский англичанин, недавно начавший изучение русского языка.


[3]  Re: Элизабет Маркштайн. Постмодернистская концепция перевода      [new]
n_t_p 21 июн 09, 16:24    Ответить | Ответить с цитированием

ёjik
Николь, полностью с Вами согласен.

В комментарии Вы упомнили о том, что интересно было бы посмотреть на такой аналитический перевод, после которого уже невозможно будет утверждать, что он лучше синтетического. На мой взгляд, таким "предельным" переводом является работа начинающего переводчика, когда его родным языком является язык оригинала. То есть когда, к примеру, "Винни-Пуха" пытается перевести на русский англичанин, недавно начавший изучение русского языка.


Могло у этого англичанина получиться: «Кролик, ты упомнил о том, что.....»



Powered by ActualForum Copyright (c)
Alex Sibilev 2002